Дмитрий Потапенко: «Что делать с 10 млн руб? Переведите их в доллары и не морочьте голову!»

Дмитрий Потапенко: «Что делать с 10 млн руб? Переведите их в доллары и не морочьте голову!»О том, кто посылал гневные смс-сообщения во время «Прямой линии» президента, о полицейских, которые должны вести себя «по-мужски», а также почему эмиграция Ходорковского и Чичваркина – это плохо для российского бизнеса, поговорили с известным предпринимателем Дмитрием Потапенко.

Большой Бизнес Фан Фестиваль (Big Business Fun Festival) в Сестрорецке завершает сегодня свою работу. За три дня фестиваля его посетили тысячи представителей бизнес-сообщества из России и других государств.
Одним из участников фестиваля стал известный российский предприниматель Дмитрий Потапенко. Напомним, в 2015 году он прославился, благодаря своему пламенному выступлению на Московском экономическом форуме, в ходе которого резко раскритиковал отношение властей к бизнесу. В открытой студии интернет-канала [Фонтанка.Офис], которая все эти дни работала на площадке бизнес-фестиваля, поговорили с Дмитрием Потапенко о «Прямой линии» Владимира Путина, экономических перспективах страны, будущем президенте и новых формах антикоррупционных протестов.

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

— Дмитрий, два дня назад вы побывали в студии, из которой Владимир Путин общался с народом. Что Вас туда привело, и какие впечатления?
– У меня была задача задать Владимиру Путину вопрос, правда, сделать этого мне не дали. Вопросы были заранее согласованы и распределены. Было очевидно, что все это срежиссированная постановка. Самое яркое впечатление от «Прямой линии» президента – это смс-сообщения, которые оказались выведены на экран. (В ходе трансляции «Прямой линии» президента на экран оказались выведены несколько резких по своему содержанию смс-сообщений. Например, «Вся Россия считает, что вы засиделись на троне», «Может, вы устали и вам пора отдохнуть?» и др. – прим. «Фонтанки»). Правда, наиболее жесткие и нелицеприятные из них по ТВ все-таки не показывали. Операторы, которые снимали президента, в этот момент переходили на другие планы, и в трансляцию попали лишь некоторые из этих гневных сообщений. Надеюсь, организаторам «Прямой линии» не прилетит за эту всю историю. А людей, которые отправляли эти смски, я могу понять. У них нет другой возможности достучаться до власти.
— То есть вы думаете, что появление на экране этих смс-сообщений все-таки случайность? Или людям преднамеренно дали выпустить пар?
– Я так понимаю, что при поступлении смс-сообщений работала автоматическая предмодерация, которая исключала мат и личные оскорбления. Я думаю, что организаторы «Прямой линии» просто не рассчитывали, что будет такое количество негатива.

— А вы с каким вопросом пришли в студию?
– Обычно в ходе подобных мероприятий народу дают громкие обещания из серии «всем бабам по мужику, всем мужикам по бабе, и зарплату под тысячу долларов». Вот я и хотел спросить у президента, где на все это деньги? Мне не ясен источник финансирования государственных программ. Мы 20 лет говорим о том, что у нас экономика зависит от нефти и газа. Но что сделано, чтобы изменить ситуацию? За эти годы другим странам уже по несколько раз удалось перевернуть свои экономики, модернизировать их. В мире произошли экономические революции, а мы не сделали ничего. Многие, как только слышат слово «революция», сразу начинают вспоминать про Майдан, но я говорю о революции в системе управления, без которой невозможно развитие экономики. Наши власти по-прежнему сидят и ждут «отскока» нефти, а переход к новому экономическому укладу, о котором говорит президент (на прошедшем в Петербурге Международном экономическом форуме Владимир Путин заявил о необходимости перехода к «цифровой экономике» – прим. «Фонтанки»), абсолютно невозможен при такой архаичной системе управления.
— В чем главная проблема существующей системы?
– Для нашей системы управления характерны родоплеменные отношения, при которых никакая эволюция невозможна. Существует множество программ развития, но на деле не реализуется ни одна из них. Мне хотелось бы, чтобы президент обозначил четкий план действий. При этом в ходе прямой линии было сказано только то, что они будут работать. Так они уже 17 лет работают! Абсолютно общие слова.
— Вы продолжаете свою политическую деятельность? (На прошлых думских выборах Дмитрий Потапенко поддержал Бориса Титова и баллотировался в ГосДуму от Партии Роста по 97 Калининградскому одномандатному избирательному округу – прим. «Фонтанки»). Каким-то образом будете участвовать в грядущих выборах?
– Я вхожу в генеральный политсовет «Партии Роста». 17 июня у нас будет съезд, на котором мы обсудим вопросы, связанные с президентскими и губернаторскими выборами. Меня часто спрашивают о моих политических амбициях. Некоторые даже призывают меня выдвигаться на выборы президента, но хочу разочаровать наших сограждан. Мало кто представляет насколько это технологически сложный и затратный процесс. Очень дорогое удовольствие. Помню, как меня «торпедировали» в Калининграде, как меня «элегантно гасили», включив на полную катушку административный ресурс. При этом мы работали ночами, выкладывались на полную.   
— То есть вы не рекомендуете предпринимателям лезть в большую политику? Какие здесь существуют риски? Пример Ходорковского по-прежнему заставляет бизнесменов сто раз подумать перед тем, как заняться серьезной политической деятельностью?
– В ту политику, в которую пошел Михаил Ходорковский, лезть, действительно, опасно. Что касается выдвижения своей кандидатуры на выборы в ГосДуму, то это, я бы сказал, мелкотравчатая политика и риски тут средние. ГосДума – это всего лишь 450 юристов, которых выбрали из восьми тысяч претендентов.

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

— А история с Чичваркиным – это же не про политику? (Евгений Чичваркин – предприниматель, бывший владелец сети «Евросеть», в настоящее время проживает в Лондоне – прим. «Фонтанки»).
– Это про административное давление и финансовый «отжим» бизнеса. Мне очень жаль, что мы из года в год теряем массу бизнесменов, которые уезжают из России. Тут можно упомянуть и талантливого предпринимателя, ресторатора Михаила Зельмана, с которым мы сотрудничали, и Женю Чичваркина, и Михаила Ходорковского. Кстати, я не рассматриваю ситуацию с Ходорковским отдельно от эпохи, в которой мы жили. Ему предъявляют множество обвинений, но неужели другие не занимались тем же самым? Тогда уж сажайте всех, или как-то определитесь. А, в целом, это люди, которые многое сделали для страны, многое создали, а не просто занимались залоговыми аукционами, как это сейчас преподносится.
— То есть исход бизнеса из России продолжается? А что на счет уголовных дел против предпринимателей? Число таких дел растет?
– В аппарате омбудсмена отмечают, что количество таких уголовных дел сократилось like-for-like (этот термин в розничном сетевом бизнесе означает оценку роста или падения выручки компании по сравнению с предыдущим периодом – прим. «Фонтанки») на 5 %, но их количество по-прежнему колоссальное: в год возбуждается от 200 до 250 тысяч уголовных дел против предпринимателей. Что касается массового отъезда бизнесменов за рубеж, то количество таких предпринимателей подсчитать сложно. По своему опыту могу сказать, что из года в год число тех, кому я помогаю открывать бизнес за границей, растет. И все дело в том, что в стране нарастает негатив. Президент в нашей стране вынужден лично решать вопросы с начислением кому-то там десяти тысяч рублей. Значит надо четко признать, что наше государство не справляется со своими задачами. Наша система построена таким образом, что для того, чтобы что-то произошло, глава государства должен дать какому-то там ответственному лицу поджопник. Предположим, я руководитель столовой. Вы приходите ко мне и говорите: У вас не убрано! Я что должен сделать? Позвать уборщика, устроить ему нагоняй и заставить навести порядок? Но это же означает, что не уборщик, а я плохо работаю. Это значит, что я как управляющий, выстроил систему, которая не работает. И это моя ответственность.
— Если говорить прямо, означают ли ваши слова, что президент России плохо работает?
– Это значит, что он не выполняет свою функцию. Но здесь важно подчеркнуть: я говорю о функции, а не о человеке. Все молятся на конкретную личность. Это категорически не верно. Для меня, как для человека, который видел похороны четырех вождей – Брежнева, Черненко, Андропова и Ельцина, президент – это прежде всего функция.
— Что нужно сделать, чтобы эта функция заработала?
– Для этого нужно гражданское общество. Сейчас его нет. Люди готовы пойти за любым популистом. И при всей любви и уважении многих наших сограждан к господину Путину, который, надо сказать, сделал для страны очень много значимых и важных вещей, нужно понимать, что он не вечный. Президент все равно поменяется рано или поздно, но смена фамилии главы государства должна произойти на фоне изменения системы. Потому, что, когда уйдет Путин, а система при этом останется прежней, страну будут жать очень неприятные вещи: левый поворот, националисты и хунта в погонах. Эта смесь будет адской.

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

— То есть дело не в конкретной фамилии?
– Абсолютно верно. Если условного Навального поставить во главе существующей системы без права ее изменения, вырастет еще более страшный дракон.
– Раз уж о Навальном заговорили, хочу напомнить, что в прошлом году в студии интернет-канала [Фонтанка.Офис] вы сказали, что не видите в России протестной молодежи. Можно ли говорить о том, что спустя год такая молодежь появилась?
12 июня я был в Москве. Своими глазами видел задержания. Это в метре от меня происходило. И мне хотелось бы чисто по-мужицки обратиться к ребятам в форме. Мужики! Вы мне честно скажите, когда вы, четверо здоровых лбов в непробиваемой защите, тащите какого-то студента, пионера, сопляка – это нормально? И второй случай для сравнения, про Кратовского стрелка, когда 200 человек несколько часов подряд пытаются выкурить бандита с берданкой. Чувствуете разницу? Вы точно сотрудники правоохранительных органов? Защитники наши? Или гопники? И приказами не надо прикрываться! Что же касается молодежи и протеста, то мне абсолютно понятно, почему молодые выходят на улицы. Власти на них наплевать. Власть их очень сильно опустила. В стране не существует социальных лифтов. Кстати, эта проблема и полицейских касается. Большинство из них будет всю жизнь в оцеплении стоять. При этом я бы не сказал, что это чисто молодежный протест. Я видел множество протестующих людей в возрасте.
— А роль самого Навального в организации этих протестных акций как вы оцениваете?
– Власти удобно думать, что у протеста есть какой-то лидер, но в нашу цифровую эру протест носит характер блокчейна. Многие считают, что это Навальный кого-то там вывел на площади, но это совсем не так. Надо перестать молиться на какого-то одного лидера и четко уяснить, что каждый из нас – это и есть лидер.
— Давайте завершим интервью, каким-нибудь практическим советом. Например, куда бы вы в нынешней ситуации посоветовали вложить, допустим, 10 миллионов рублей?
– Перевести их в доллары и не морочить себе голову.
Даниил Ширяев, «Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2017/06/17/071/?feed